Блог

Dozen of articles. Improve your lifestyle now!

Мотив утраты в произведениях Пушкина

Мотив утраты в произведениях Пушкина. В.Белянин

В данной статье автором проводится структурно-семантический анализ некоторых литературных произведений русских писателей и на основе этого в рамках психиатрического литературоведения разрабатывается типология литературных текстов, основанная на преобладающем настроении и мироощущении произведения (в соответствии с психиатрической типологией акцентуаций личности). В.П.Белянин выделяет «светлые» (в основе которых лежит паранойяльность), «темные» (эпилептоидность), «печальные» (депрессивность), «веселые» (маниакальность), «красивые» (демонстративность), «сложные» (шизоидность), «усталые» (неврастения) типы текстов. Автор делает предположение о прямом соответствии типа произведения и акцентуации личности его автора.

В книге «Морфология сказки» В.Я.Пропп (1929) проанализировал русские волшебные сказки. Он выявил общие повторяющиеся схемы, которые присутствуют в разных на первый взгляд текстах. Оказалось, что многие волшебные сказки однотипны по своей структуре и организованы по примерно такому сценарию: исходная ситуация — отлучка одного из членов семьи — запрет и его нарушение — угроза или вред — испытание — нахождение волшебного средства — герой вступает в брак или воцаряется. Имена могут быть разными, предметы тоже различаться, но функции у персонажей и предметов часто совпадают.

Очевидно, что такой структурно-функциональный метод анализа текста может быть применен не только к волшебным сказкам, но и к устному нарративу, и к идеологическим текстам, и ко многим литературным произведениям. Однако, если в сказке функции устойчивы, их число ограничено и для них характерна достаточно жесткая последовательность, то в художественном тексте такой устойчивости нет. Там все более вариативно.

В этой связи можно пытаться анализировать не все элементы структуры художественного текста, а только отдельные функции и мотивы. Рассмотрим некоторые произведения А.С.Пушкина с позиции структурно-семантического анализа. Не обращаясь ко всему творчеству этого великого поэта и писателя, опишем в данной статье более подробно лишь один мотив (или функцию, по Проппу), достаточно часто встречающийся у него мотив утраты.

Приведём ряд примеров и прокомментируем их.

Когда сон овладел им, ему пригрезились карты. Он выигрывал беспрестанно, и загребал к себе золото, и клал ассигнации в карман. Проснувшись, он вздохнул о потере своего фантастического богатства («Пиковая дама»).
Тут потеряны деньги, о которых мечтал Герман. То, что Герман теряет деньги впоследствии и в реальности, можно проинтерпретировать как наличие вещего сна, а можно и как некоторую навязчивость именно данного мотива.

Есть мотив лишения и в «Сказке о золотой рыбке»:
Глядь, опять перед ним землянка
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Тут тоже потеряно богатство, которое было первоначально даровано.

Встречаем подобное и в повести «Дубровский», где сначала старший Дубровский потерял имение (правда, по решению суда), а потом и его сын теряет дом:
«Итак, все кончено, — сказал он себе, — еще утром имел я угол и кусок хлеба. Завтра должен я буду оставить дом, где я родился и где умер мой отец, виновнику его смерти и моей нищеты».
Затем теряется и любимая девушка:
— Нет, — отвечала она (Марья Кирилловна — В.Б.). — Поздно, я обвенчана, я жена князя Верейского.
Отметим также, что по ходу сюжета этой повести теряет деньги Антон Панфутьевич и место работы «настоящий» француз.

Поп, думавший, что он нашёл дешёвого работника, также оказался ни с чем.

Онегин, убивший Ленского, остается один. Татьяна говорить ему примерно то же, что и Марья Кирилловна.
А счастье было так возможно,
Так близко!…
Я вышла замуж. Вы должны,
Я вас прошу, меня оставить…

«Величайшая ошибка в его жизни, — полагает А.Д.Чегодаев, — то, что он не принял всерьез любви Татьяны. Ему приходится тяжело за это расплачиваться. Пушкин, — продолжает культуролог, — становится прямо безжалостным, наглядно показывая, как оказалось невозможным вернуть упущенное. Роман Пушкина — на редкость грустное (sic! — В.Б.), глубоко трагическое произведение».
Теряет во время наводнения и дом, и любимую девушку Евгений из повести «Медный всадник», о чем Пушкин прямо говорит: Печален будет мой рассказ.

Такого рода примеры можно продолжить. Но скажем главное: мы относим тексты с преобладанием мотива утраты именно к «печальным» текстам (Белянин 1996).

В 1914 году русский литературный критик В.Ф.Переверзев писал: «У Пушкина или Лермонтова разочарованный герой — это ось, вокруг которой вращается все их творчество, и поэтому единство этого творчества резко бросается в глаза при всем разнообразии сюжетов» (Переверзев 1989,453).

Это существенно: разнообразие сюжетов, но наличие повторяющихся мотивов. В целом, в «печальных» текстах таких мотивов несколько: мотив смерти, мотив обнищания, мотив воспоминания о юности, мотив холода, мотив тяжести и ряд других. Скажем без дополнительной аргументации, что картина мира, разворачивающаяся в «печальных» текстах, аналогична картине мира депрессивной личности. У депрессивной личности часто возникают мысли об обнищании, одиночестве и возможной смерти.

Психолингвистический анализ показывает, что депрессивность проявляется, в частности, в творчестве и таких русских писателей, как Н.Гоголь, М.Лермонтов, И.Тургенев, И.Бунин, Л.Андреев. Иными словами, большая часть русской классической литературы оказывается «печальной» на основании сходства вербализованной в них картины мира с мироощущение депрессивной личности.

Депрессия, согласно данным психиатрии, порой может быть связана с временным повышением настроения, что проявляется в наличии так называемых маниакально-депрессивных состояний. При маниакальности у личности стабильно хорошее настроение, жажда деятельности (полипрагматизм), идеи авантюризма, повышенная общительность. Тексты, в которых реализуется такого рода картина мира, мы называем «веселыми». В «веселых» текстах есть мотивы путешествия, денег, физической силы, пения, дружбы, любви и некоторые другие.

Психолингвистический анализ показал, что в текстах Пушкина есть и компоненты «весёлого» текста. У него встречается и повышенное настроение персонажей, и физическая сила, и получение денег. Так, в «Дубровском» героя принимают за более значительное лицо и есть ‘смелость’ в сценах с убийством медведя и при попытке похищения Маши, ‘удача’ в разбое и грабежах.

Говоря о сопряженности двух доминант, отметим волнообразность развития сюжета в некоторых произведениях Пушкина. Так, в «Сказке о рыбаке и рыбке» ‘нищета’ сменяется неожиданным богатством’, которое в свою очередь опять сменяется начальной ‘нищетой’ — разбитым корытом. Герман из «Пиковой дамы» сначала выигрывает, потом проигрывает.

Совершенно очевидно, что наличие такого сочетания мотивов в разных по жанру и времени написания текстах не может быть объяснено только требованиями литературного повествования. Здесь можно усмотреть психологические основания.

Если в рамках данного подхода анализировать литературные тексты, то можно увидеть в них разные модели мира, основанные на разных эмоционально-смысловых доминантах. Такой подход в рамках психиатрического литературоведения к литературным текстам позволил нам выделить такие типы текстов, как: «светлые» (в основе которых лежит паранойяльность), «темные» (эпилептоидность), «печальные» (депрессивность), «веселые» (маниакальность), «красивые» (демонстративность), «сложные» (шизоидность), «усталые» (неврастения).

Многие тексты Пушкина с этой позиции являются «печальными» или «печально- веселыми» (в их основе лежит циклоидность). Есть в них и элементы «светлого» типа текста. Имеющиеся оценки его личности современниками и другими исследователями, на наш взгляд, также подтверждают правильность проведенного анализа (так, А.П.Керн отмечала у него наличие именно перепадов настроения). Кроме того, популярность произведений А.С.Пушкина в современной России позволяет сделать и некоторые выводы в отношении так называемого национального характера русских, для которых также характерны перепады настроения от эйфории (в частности, перестройки) к безысходности (допустим, после кризиса 1998 года).

Завершая статью, скажем, что анализ произведений А.С.Пушкина по методу эмоционально-смысловой доминанты показал, что его тексты являются «печальными» и «печально-весёлыми», что, в свою очередь, коррелирует с акцентуацией маниакально- депрессивного плана. Это ни сколько не умаляет значения его творчества, а лишь указывает на некоторые особенности его очень разнообразного в целом литературного наследства.

ЛИТЕРАТУРА
Белянин В.П. Введение в психиатрическое литературоведение. -Munchen, Verlag Otto Sagner, 1996.
Белянин В.П. Тексты о смерти в русской литературе. — «Rusistica Espanola». N 7, 1996.
Переверзев В.Ф. У истоков русского реализма. — М., 1989.
Пропп В.Я. Морфология сказки. — М., 1928

Белянин В.П. Мотив утраты в произведениях Пушкина. // Материалы IX Конгресса МАПРЯЛ, Братислава, 1999 г.: Доклады и сообщения российских ученых.

Psychology, psychological help, psychotherapy, registered psychotherapist, depression, anxiety, panic attacks, MVA, anger management, online therapy, consulting, Canada, Toronto, Russian, Психология, психологическая помощь, психотерапия, психотерапевт, депрессия, тревожность, панические атаки , проявление гнева, насилие, консультирование, коучинг, скайп, онлайн, Канада, Торонто, русский язык, английский язык, когнитивная терапия, НЛП, медитация, психолингвистика.