Блог

Dozen of articles. Improve your lifestyle now!

Свидетели Иеговы

Свидетели Иеговы (Комплексное экспертное заключение)

по гражданскому делу 2-452/99 (Головинский межмуниципальный суд САО г. Москвы)
г. Москва, 4 октября 2000 г.

Мы, нижеподписавшиеся В.П.Белянин, М.М.Громыко, Д.А.Леонтьев, С.А.Небольсин, назначенные определением Головинского межмуниципального суда от 12 марта 1999 года к проведению комплексной экспертизы по делу 2-452/99 (представление прокурора Северного административного округа г. Москвы о ликвидации и запрете деятельности религиозной общины «Свидетели Иеговы»), будучи осведомлены судом об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ, составили настоящее заключение, излагаемое ниже на 16 листах

I. При выработке заключения осуществлены следующие экспертные действия:
1) изучение материалов дела 2-452/99;
2) лингвистический, психолингвистический, литературоведческий анализ предъявленных к экспертизе текстов религиозной общины «Свидетели Иеговы»;
3) религиеведческий анализ предъявленных к экспертизе текстов общины «Свидетели Иеговы», выводы из чего, положенные в основание предлагаемого заключения (раздел II), а также дополнительные соображения (раздел III) учитывают комплексно-многоаспектную природу исследованного предмета. II. Представленные экспертам материалы дела 2-452/99 свидетельствуют о том, что сформулированные судом вопросы
1. Содержатся ли в литературе и документах Свидетелей Иеговы признаки
а) разжигания религиозной розни (подрыв уважения и неприязнь к другим религиям),
б) принуждения к разрушению семьи,
в) посягательства на личность, права и свободы граждан,
2. Являются ли подлежащие исследованию тексты литературы и документов Свидетелей Иеговы изложением, которое обычно используется в вероисповедании размещают проблематику порученного экспертам комплексного текстологического анализа в контексте:
а) существующих законоположений РФ о свободе совести, культах и религиозных объединениях
б) условий функционирования ведущих (и обозначенных в праве РФ) конфессий России
в) конкретной практики религиозного сообщества «Свидетели Иеговы», вводящей её в соотношения с иными конфессиями, общественными институтами и широкими кругами населения в целом.

В дополнение к поставленным судом вопросам эксперты на основании ст.77 ГПК РФ сочли целесообразным включить в обсуждение дополнительный вопрос:

3.Содержится ли в анализируемых материалах побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей.

Таким образом, предложенные экспертам для ознакомления материалы дела в совокупности с поставленными перед экспертами вопросами как языково-литературного, так и религиеведческого плана требуют рассмотрения печатной продукции «Свидетелей Иеговы» и отдельных её элементов в содержательно-связном единстве двух контекстных измерений. А именно: каждая отдельная значимая единица из круга исследуемых текстов «Свидетелей Иеговы» получает и реализует свой смысл в соотнесении как с целостным объёмом этих текстов, так и с социальным полем их функционирования. Нацеленные на выяснение этой функциональной (социальной) соотнесенности вопросы к экспертам представляются в данном плане корректными и соответствующими профессиональному профилю членов экспертной группы. Общие научные принципы методологии содержательного анализа текстов тоже обязывают учитывать их адресность и осмысливать их функциональную установку и конкретный смысл как в непосредственном, так и в широком контексте.

Эксперты не считают необходимым повторять все те обстоятельства дела, которые фигурировали в предшествующих рассмотрениях и известны суду. Эксперты решили остановиться на тех аспектах проблемы, которые прямо входят в их компетенцию и касаются сути поставленных вопросов.

I). Лингвистический, психолингвистический, литературоведческий анализ предъявленных к экспертизе текстов «Свидетелей Иеговы» позволяет отнести их к типу развернутого, комплексного, целостного, композиционно единого развернутого высказывания, сознательно наделённого функцией информирования, идейного поучения и регуляции социального поведения адресатов. Кругом лиц, предназначаемых к восприятию информации, идейных поучений и социально-деятельностных установок, содержащихся в текстах «Свидетелей Иеговы», являются:
1. активисты сообщества «Свидетелей Иеговы»;
2. вовлеченные в сообщество «Свидетели Иеговы» рядовые члены этого объединения;
3. лица, подлежащие вовлечению в сообщество.

При этом (1) активисты сообщества понимаются в текстах Свидетелей Иеговы как лица, обязанные систематизировать и идейно заострить свою организующую деятельность, не только проповедовать вероучение, но и управлять поведением верующих; (2) вовлеченные в сообщество его рядовые участники получают через тексты Свидетелей Иеговы предписание стать дисциплинарно более ответственными и деятельными активистами сообщества; (3) подлежащие вовлечению в сообщество, через тексты изданий и их толкование приводятся к убеждению, что в современном социуме и современных исторических, нравственных, культурных обстоятельствах и в современной религиозно значимой общественной атмосфере присоединение к «Свидетелям Иеговы» является единственно благотворным выбором для личности.

Предъявленные к экспертизе тексты «Свидетелей Иеговы» предлагают определенным образом интерпретируемую картину современного мира, взятого для рассмотрения в его нравственных, социальных, конфессиональных, политологических и правовых аспектах. Организация текстов соответствует известным науке закономерностям и технологиям рекламного и пропагандистского воздействия.

Лингвистический, психолингвистический и литературоведческий анализ текстов сообщества «Свидетели Иеговы» позволяет рассмотреть их информационный, идейно-дидактический, дисциплинарно-предписательный и суггестивно-мотивирующий аспекты как целенаправленное, планомерно проводимое внушение им определённого и единообразного набора настроений и предрасположений. Эта назидательность текстов «Свидетелей Иеговы» является определяющей для содержательного анализа отдельных аспектов этих текстов в ракурсе поставленных перед экспертами вопросов.

Анализ текстов «Свидетелей Иеговы» выявляет их следующие общие свойства. Сюжеты текстов планомерно проводят один устойчивый мотив: человечеству и каждому отдельному человеку угрожает могущественный враг добра — сатана. Он строит козни, вовлекает людей в грех, ведет человечество к гибели и мучениям; в недалеком будущем настанет день последней битвы — Армагеддон.

Человечество постигнет «великая скорбь» — голод, эпидемии, войны, стихийные бедствия; единственное спасение для людей — обращение к Богу, а именно к божеству Иегове, который уничтожит сатану, его приспешников, всех служителей зла, всех не являющихся членами сообщества «Свидетелей»; после Армагеддона спасшихся ждет счастье в Царстве Иеговы, жители Земли будут подчинены справедливому небесному правительству;

Тем самым преобладает тематика уничтожения неверных людей волей и силами Иеговы и спасение лишь тех, кто благодаря присоединению к «Свидетелям» избежит тяжелых бедствий, мучений и гибели. Это нагнетание страха формирует настрой, зловещие оттенки которого усугублены многократными описаниями человеческих бедствий вообще — бывших, нынешних и будущих.

Психологический и мировоззренческий данный мотив ориентирует сознание воспринимающего на близкое гипнотическому оцепенению перед фатальным ходом событий. Одновременно этот мотив подготавливает сознание воспринимающих к деятельности в режиме катастрофически-военного, осадного, десциплинарно-организованного сопротивления и наступления.

Эмоционально-смысловую доминанту предложенных к анализу текстов образует насыщенность лексикой «печального» и «темного» настроя. Автоматический обсчет с помощью экспортной компьютерной психолингвистической программы «ВААЛ» показывает следующее. «Светлая» лексика (бог, верить, апостол, душа, человечество, вселенная, доверие, истинная ценность, справедливость) составляет в текстах «Свидетелей Иеговы» до 22 %. «Печальная» и «темная» лексика (насилие, растление, уничтожение, страдать, гонения, умирать, рабство, голод, холод, козни, ложь, клевета) составляет также до 22%, что является критической величиной, строит контекст всей печатной продукции «Свидетелей» как депрессивный, внушающий представление о мире как античеловечной системе вещей, нагнетающий тревогу, страх, подозрительность и озлобление.

Восприятие текстов «Свидетелей Иеговы» в целом обеспечивает формирование в их аудитории: а) настроения беспомощно-пассивного ожидания спасительных инструкций; б) готовности к нервозно-взвинченному опознанию в мире и людях своих заведомых врагов с расположенностью к агрессивно-озлобленному противостоянию им.

II). Вышеупомянутая настроенность существенно отличается от тональности, заложенной в общехристианской категории «страх Божий». Выделяясь этим на фоне иных вероучений, тексты «Свидетелей Иеговы» особо эксплуатируют мотив ужаса перед грядущим Концом. Нагнетание страха через настойчивую повторяемость эсхатологических представлений (конец света и т.п.) сопровождается переакцентировкой традиционных и канонических библейских акцентов. Общее изобилие в текстах цитат из авторитетных источников (прецедентность) служит приданию публикациям «Свидетелей Иеговы» наибольшего веса и одновременно отводит потребность в дополнительном обращении к первоисточникам. В этом плане искажение исходного смысла цитируемого особенно значимо. Отрыв цитат от их контекста и их значительное деформирующее сокращение дезориентируют воспринимающего в осмыслении и религиозной традиции, и современной действительности.

Так, жизнеутверждающий псалом 148 оказывается в издании «Место молодежи в Божьем порядке» снабжен «депрессивно-темной» вставкой:
Мы живем теперь под гнетом злой системы,
той, что скоро превратится в пыль и прах,
Всей силой нужно с нею нам бороться.
С учетом социальной коннотации слова «система», такая реконструкция Священного писания способствует формированию недружелюбной настроенности ко всему общественному целому. Это, в частности, направлено и на организованные и упорядоченные измерения в общественном устройстве. Такая установка проводится в текстах «Свидетелей Иеговы» повсеместно, ибо «организованное человеческое сообщество под руководством сатаны, дьявола является действительно злым и развращенным» («Ты можешь жить вечно в раю на земле», с.210, 212); «поэтому не возлагай надежды ни на какие человеческие программы о мире и безопасности и не думай, что этот мир стоит на пути разрешения проблем» (издание «Имеет ли жизнь смысл?»). Уравновешенное евангельское предписание «кесарю кесарево, а Богу Божье», в котором отправление культа состоит в балансе с общественно-государственным бытием личности, в анализируемых нами текстах заменяется настороженной враждебностью к социальным, светским, правовым институтам. Тем самым свойственная этим общественным институтам организующая и императивная функция делегируется институтам внутриконфессиональным, настроенность которых по отношению к общественно-светским установлениям открыто неприязненна.

Изменения в текстах «Свидетелей» психологического содержания ряда устойчивых понятий способствует этой переориентации гражданского сознания воспринимающих в сторону осадно-боевого противостояния миру. Психолингвистический анализ показал, что в текстах «Свидетелей Иегогы» осуществлены целенаправленные контекстуально-связанные изменения в семантической структуре слов. Так, осуществляется сдвиг в понятии «общество», направленный на сужение картины мира и связей с ним лишь в пределах и через посредство организации «Свидетелей Иеговы». Понятие «семья» оттесняется в пользу понятия «община» в значении «члены нашей организации». Понятие «счастья» меняется на понятие «служение» (целям нашей организации). Всё это создает особый язык со специфическим эмоционально-смысловым наполнением, устремленным к психологическому воздействию на сознание воспринимающего, к изменению у него языкового и неязыкового образа мира, к внушению необходимости покорного подчинения дисциплине узкого сообщества и его иерархическим структурам.

Приведенное выше предписание «не возлагай надежды ни на какие человеческие программы о мире и безопасности и не думай, что эгот мир стоит на пути разрешения проблем» (издание «Имеет ли жизнь смысл?») заслуживает дополнительной оценки.

Через такие предписания, с одной стороны, вводится косвенный запрет на конструктивное мышление; с другой стороны, это психологически встраивает воспринимающего в военизированный режим организованного действия «нижних чинов» сообщества во враждебной среде, близкий в известном отношении к режиму пребывания в диверсионной группе и т.п.

Стилистика текстов «Свидетелей Иеговы» насыщена элементами императивной, командной окраски, что поддерживает характеристику сообщества как организации, тяготеющей к военно-дисциплинарному типу объединения участников через устав службы, должностную инструкцию, приказ, команду и т.п. Издание «Письмо кандидату на служение в Вефиль» снова говорит: «не думай, что ты сможешь всегда поступать по своей воле /…/ Тебе придется отодвинуть на задний план твои личные желания и склонности /…/ чтобы быть в состоянии исполнять поручаемые тебе служебные задания».

Издание «Ежедневно разбирать послания!» (01.07) предписывает в этом духе: «ты с готовностью оставляешь все свои личные стремления /…/ ты навсегда отдаешь всю свою жизнь и всё, что в неё включается, Иегове Богу».

Согласно учению Свидетелей, «мы /…/ должны быть бдительны относительно расширенного общения с мирскими людьми, пусть это сосед, товарищ по школе, сотрудник по работе или деловой партнер». («Сторожевая башня», 15.02.1994, с.24-25); следует «держаться отдельно от мира» (Ты можешь жить вечно в раю на земле», с. 188-189).

Состояние напряженной, настороженной изоляции от мирской жизни и отрешения от мирских связей достигается в текстах с использованием императива согласно приказу «не думать». Сопровождается такой приказ словами «всего» и «навсегда», которые наиболее часто встречаются в речи людей, находящихся в стрессовом состоянии. Такого же рода стрессовое состояние поддерживается в воспринимающих тексты «Свидетелей Иеговы» во имя заявленного религиозного идеала, но в специфически милитантном, принудительно-распорядительном порядке.

Это позволяет дать текстам «Свидетелей Иеговы» следующую общую и детализированную характеристику.

Являясь текстами, близкими по своей организации к пропаганде и рекламе, издания «Свидетелей Иеговы» прибегают к разнообразным способам манипуляции сознанием воспринимающих, сужая кругозор воспринимающего и ориентируя его на фатально предопределенный мнимый выбор, прямо или исподволь предрешенный этой организацией.
Реализуемые в текстах «Свидетелей Иеговы» рекламно-пропагандистские технологии дополняются дисциплинарно-уставными, где давление на психику воспринимающего и сужение его сознания проводится через должностную инструкцию, графики выполнения обязанностей и прямые приказания.

Как от торговой и политической рекламы, так и от служебного устава тексты «Свидетелей Иеговы» отличаются резко негативной эмоциональной атмосферой, создаваемой вокруг мировоззренческих вопросов. В сравнении с рекламой, повышен тонус фаталистической обреченности человека перед лицом вселенского зла; в сравнении со служебными уставами, повышен уровень страха, внушаемого возможным неисполнением инструкций, усилен акцент на всеохватывающий отказ от мирских ценностей, а здравая и рассудочная служебная исполнительность оттесняется предписаниями «не думать» и внушениями воспринимающему стрессовой настроенности.

Проводимая в текстах «Свидетелей Иеговы» идея о том, что эта организация является единственным достойным членства обществом и единственной структурой с единственно достойными следования правилами, наделяет проповедуемую в текстах идеологию качествами соперничества с иными общественными и правовыми институтами. Тем самым, это религиозное объединение само себя квалифицирует в организацию теократического и тоталитарного типа, с признаками секты. К числу общественных институтов, отвергаемых «Свидетелями Иеговы», относится и христианская церковь, за которой, в лице православия, российский Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (сентябрь 1997 года; преамбула) признает особую исторически созидательную роль. Тексты же «Свидетелей Иеговы» приписывают ей роль пособничества сатанинским силам, губящим человечество.

Развернутое идеологическое высказывание, каким является совокупность рассмотренных экспертами текстов «Свидетелей Иеговы», составляет, естественно, лишь часть инструктивно организуемой данными текстами деятельности идеологов, пропагандистов, инструкторов сообщества «Свидетели Иеговы». Широкая повседневная практика этой деятельности происходит в уже заданном режиме манипуляций сознанием, сужения сознания, стрессовости, настороженной враждебности по отношению к миру, мировоззренческой дезориентации, подмены общества, его институтов и его норм структурами и циркулярами кланового или сектантского характера. (Так, предписание «отдать всё» — или «оставить всё» — в жизни «Иегове Богу» может трактоваться и реализоваться и в духовном, и в материально-имущественном плане, что делает воспринимающего объектом самых разнообразных посягательств.)

<…>

Право человека на жизнь нарушается вводимыми Свидетелями Иеговы ограничениями на виды допустимой медицинской помощи, в частности, запретом на переливание крови. Этот запрет внедряется через упомянутое выше манипулирование Священным Писанием. В проанализированных текстах встречается требование «никакой крови». Обращение к первоисточнику показывает, что там имеются подобные слова. Однако там их смысл совершенно иной:
«Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться oт. идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим то, чего себе не хотите.Соблюдая cue, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деяния святых Апостолов, 15: 28,29). В этом фрагменте слова «воздерживаться от … крови являются контекстуально связанными со словом «идоложертвенное» и имеют следующий смысл: не следует совершать ритуалы, где принесение жертвы сопровождается кровью. В тексте оригинала нет того смысла, который придаётся им в текстах «Свидетелей Иеговы» — отказа от переливания крови. Не затрагивая здесь софистический характер доктринальной аpгументации такого запрета, основанной на извлечении библейских цитат из контекста и произвольного приписывания им смысла, которого они никогда не имели в первоисточнике, отметим, что ни в одной из мировых религий вообще не содержаться предписания, выполнение которого может нанести ущерб жизни и здоровью человека. В данном же случае мы имеем дело с внедрением в сознание верующих догмы, которая при определенных обстоятельствах может оказаться самоубийственной в буквальном смысле этого слова. В материалах дела есть описания таких случаев, закончившихся летальным исходом. Таким образом, как в печатных материалах, так и в отраженной материалами дела практике Свидетелей Иеговы заметное место занимает склонениe к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии.

Заключение по вопросу 1 в целом:
В литературе и документах Свидетелей Иеговы содержатся признаки: а) разжигания религиозной розни в форме подрыва уважения и формирования неприязни к другим религиям, б) посягательства на такие права и свободы граждан, как право на жизнь и медицинское обслуживание и право на отдых, а также на свободу распоряжаться своим временем.

Вопрос 2. Являются ли тексты организации Свидетелей Иеговы изложением, которое обычно используется в вероисповедании.

Как указано в разделе I, при экспертном обследовании текстов Свидетелей Иеговы установлено, что они несут негативное отношение к миру, стремятся отгородить человека от мира и запугать его. Единственным выходом из положения предлагается служение Иегове, в основе которого лежит подчинение воли человека воле данной организации.

В отличие от традиционных вероисповеданий, в литературе и документах Свидетелей Иеговы наибольшее внимание уделяется тактике поведения при проповеди, методам привлечения в организацию, речь идет постоянно о «служении». Тактика поведения оттесняет в этих изданиях на задний план религиозно-нравственные проблемы, а серьезный богословский разговор заменен целенаправленным внушением негативных установок в отношении властей и христианства. В изданиях Свидетелей Иеговы много упоминаний о повседневных трудностях, медицинских проблемах и др. светских делах (все это на очень примитивном уровне — вплоть до суждения, что «организованное человеческое сообщество под руководством сатаны, дьявола является /…/ злым и развращенным» («Ты можешь жить вечно в раю на Земле», с.210, 212). Отстранение от сатаны и дьявола подается как путь к Христу и вослед Христу, однако с одновременным поношением христианской церкви. На фоне ряда нынешних религиозных течений эйкуменического рода, от принятых в них ориентаций на воссоединение различных христианских конфессий до всемирного объединения крупных вероисповеданий в целом (христианство, ислам, буддизм) это выглядит резко нетипичным. Наконец, для современного восточного и западного буддизма характерно признание и Христа, и Магомета (Мохаммеда) частными инкарнациями всемирно значимой божественности, к чему тексты Свидетелей Иеговы также не склонны.

Отличия от традиционных религий заметны также и в том, как представлена в исследованных текстах структура организации Свидетелей Иеговы. Подробная отчетность, снятие с учета, постановка на учет и прочее — все это очевидные признаки политической организации-партии, а не религиозной общины. В традиционных религиях нет подобного управления верующими. Так в православии есть общины-приходы; а стоящая над ними иерархия (благочиния, епархии, патриархия) охватывает лишь служителей культа, а не массу верующих. Верующие в своей массе не входят в эту структуру: они свободны посещать или не посещать службы, участвовать или не участвовать в проповеди православия, выбирать любой храм для посещения и т.д. Организация Свидетели Иеговы резко отличается, согласно текстам, предложенным для анализа, жестким включением каждой личности в свою структуру с безусловным подчинением каждого члена руководству.

Свидетели Иеговы в своих изданиях оперируют текстами Библии, которая является Священным Писанием для всех христиан, и нередко объявляют себя последователями Иисуса Христа. Они привлекают будущих адептов чтением Библии и обещаниями рая нa земле. При этом тексты Свидетелей Иеговы подчас затушевываю (не снимая в принципе) такие особенности своей организации, как: антихристианская и антигосударственная направленность; наличие центра за рубежом. Дисциплина, требующая, согласно текстам сообщества, безапелляционного послушания и детально контролирующая выполнение нормированных обязательств и пр., также не является типичной для традиционных (согласно общественным представлениям, правосознанию, науке и Федеральному закону) религий.

Резкая теократическая иерархичность сообщества (согласно изданию «Организованы проводить наше служение», с.116 — «руководящая корпорация осуществляет теократическим образом руководство и надзор за собраниями по всему миру»), его ориентация на «не-думание» отдельных членов объединения, его стремление к интеграции семей в жизнь тотально властного внесветского коллектива, а также признаки военизированной дисциплинарности быта иеговистов, регулируемого исследованными текстами, отдаляют Свидетелей Иеговы от традиционных религий и сближают их с явлениями разряда секты.

Заключение по вопросу 2: подвергнутые исследованию тексты организации Свидетелей Иеговы по ряду существенных признаков отличаются от изложения, которое обычно используется в несектанском вероисповедании (в традиционных религиях).

<…>

Эксперты:
В.П.Белянин, доктор филологических наук, профессор кафедры психолингвистики МГЛУ, профессор Центра Международного образования МГУ им. М.В.Ломоносова, член-корреспондент Академии Гуманитарных Исследований, академик Московской Психотерапевтической Академии, член международной ассоциации прикладной психолингвистики, член коллегии юридических психологов;
М.М.Громыко, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН;
Д.А.Леонтьев, доктор психологических наук, доцент факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова, зам. председателя Совета Московского отделения Российского психологического общества;
С.А.Небольсин, кандидат филологических наук, заведующий сектором художественных взаимодействий Отдела теории и методологии литературоведения и искусствознания, председатель Научного совета по комплексной проблеме «Россия, Запад и Восток» Института мировой литературы РАН, член Правления Союза писателей России.

Примечание:
Назначенный определением суда в качестве эксперта С.И.Иваненко отказался присоединиться к выводам группы и текст настоящего заключения, ознакомившись с ним, не подписал.

П.С. 1. За написание экспертизы мне обещали 20 000 рублей. Не заплатили.

П.С. 2. Сегодня в 2017 году я бы никогда не подписал такой текст. Но это было в 2001 г.  Что было — то было.

Psychology, psychological help, psychotherapy, registered psychotherapist, depression, anxiety, panic attacks, MVA, anger management, online therapy, consulting, Canada, Toronto, Russian, Психология, психологическая помощь, психотерапия, психотерапевт, депрессия, тревожность, панические атаки , проявление гнева, насилие, консультирование, коучинг, скайп, онлайн, Канада, Торонто, русский язык, английский язык, когнитивная терапия, НЛП, медитация, психолингвистика.