Блог

Dozen of articles. Improve your lifestyle now!

Срединный Пилотаж — экспертиза

  1. Ниже представлен текст, содержащий обсценную лексику.

2. Этот текст не имеет отношение к моей работе в качестве психотерапевта 

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

РОССИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЦЕНТР СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРИ МИНИСТЕРСТВЕ ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

119034 Москва, Пречистенская наб., д.15, стр. 1                                        Тел. 201-50-15

ПОДПИСКА ЭКСПЕРТОВ

Нам, экспертам государственного учреждения Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации ТС, Белянину Валерию Павловичу, АС, АЦ, в связи с поручением произвести экспертизу по уголовному делу № 1-894/03 руководителем экспертного учреждения в соответствии со статьей 14 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные статьей 57 УПК РФ.

Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ предупреждены.

«23» августа 2004 г.   ___________________________          Т.С.                                                               (подпись)

«23» августа 2004 г.       __________________________        В.П. Белянин

                                                                                          (подпись)

«23» августа 2004 г.       __________________________        А.С.

                                                                                          (подпись)

«23» августа 2004 г.       __________________________        А.Ц.

(подпись)                                                          

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

(по уголовному делу № 1-894/03  по обвинению Воробьева К.Б., 1964 г.р.,

по ст. 242 УК РФ)

№ 2165/24                                                                                  «15» ноября 2004 г.

23 августа 2004 года в РФЦСЭ при Минюсте России при постановлении от 16 августа 2004 г. Басманного районного суда (под председательством федерального судьи А.В. Расновского) о назначении судебной психолого-лингвистической экспертизы по уголовному делу в отношении Воробьева К.Б., поступило уголовное дело № 1-894/03 в 1 томе, книга Баян Ширянов. Срединный Пилотаж. – М.: ZебраЕ, Эксмо, 2002. – 303 стр.

Экспертиза выполнена комиссией экспертов в составе:

ТС.;

Белянина Валерия Павловича, ведущего эксперта ЛСПсЭ, профессора кафедры общей и судебной психологии Калужского государственного педагогического университета им. К.Э.Циолковского, доктора филологических наук (специальность: «10.02.19 – Общее языкознание, психолингвистика, социолингвистика), стаж работы по специальности – 25 лет; АС; АЦ.

На разрешение экспертизы поставлен следующий вопрос:

Является ли содержание книги Воробьева К.Б. (псевдоним Б. Ширянов) «Срединный пилотаж» порнографическим?

Из материалов уголовного дела известно, что в ходе расследования были проведены две искусствоведческо-лингвистические экспертизы, одна лингвистическая экспертиза и два искусствоведческих исследования текста книги Баяна Ширянова (К.Б. Воробьев) «Срединный пилотаж».

Из экспертного искусствоведческого исследования от 27.08.2002 г., проведенного искусствоведом, членом Союза художников России, внештатным сотрудником ГУВД г. Москвы, В.С. Погодиным, следует, что в тексте книги Баяна Ширянова «Срединный пилотаж» содержится большое количество «непристойных», «не принятых в обществе», «вульгарных» выражений. Погодин В.С. выделяет отрывки из книги, где «описание полового контакта между двумя мужчинами имеет отчетливые порнографические признаки, поскольку в процессе описания…добавочно присутствуют непристойным образом дополняющие, раскрывающие этот процесс определения…То есть назывной характер действия дополнен и специально усилен откровенно вульгарными, непристойными подробностями». Погодин В.С. делает вывод: «книга Баяна Ширянова «Срединный пилотаж» содержит в своем текстовом материале явные признаки порнографии» (л.д. 9-11).

В заключении искусствоведческого (лингвистического) исследования от 11.09.2002 г., проведенном литературоведом, членом Петровской Академии наук и искусств, секретарем Правления Союза писателей России, лауреатом Международной литературной премии имени Андрея Платонова Н. Переясловым утверждается, что «книга Баяна Ширянова «Срединный пилотаж» полна непристойностей, крайнего цинизма и вульгарно-натуралистического изображения половой жизни, что представляет собой не что иное как порнографию, не оправданную никакими художественными замыслами», «бессюжетна, наполнена одним только описанием повторяющихся сцен приема и изготовления наркотиков» (л.д. 18-21). Вывод: «книга Баяна Ширянова… содержит в себе массу эпизодов порнографического характера, выражающихся в непристойно-циничном, вульгарно-натуралистическом изображении половой жизни, ведущих к разжиганию низменных инстинктов» (л.д. 28-31).

Согласно заключению искусствоведческо-лингвистической экспертизы от 10.11.2002 г., выполненной кандидатом филологических наук, старшим преподавателем Литературного института им. Горького, А.А. Михайловым, в книге «порнография…отсутствует полностью». Эксперт обращает внимание на то, что «у художественной литературы, к которой относится книга К.Воробьева, и порнографической продукции – разные задачи. Известно, что порнография не имеет других задач, кроме возбуждения сексуального чувства у её потребителя с помощью подробного изображения полового акта. А книга «Срединный пилотаж» вызывает у реципиента совершенно противоположную реакцию на авторские описания половых отношений ее персонажей». По мнению эксперта, «К. Воробьев активно использует сатирические приемы в сценах, изображающих половые и нравственные девиации отравленных наркотиками персонажей книги «Срединный пилотаж». И таким образом, автор вызывает у читателя чувство неприятия и отвращения к опустившимся извращенцам». «Отпугивающее поначалу неискушенного читателя  тематика, герои и псевдосексуальные эпизоды книги Б.Ширянова «Срединный пилотаж» при внимательном прочтении и детальном текстовом анализе оказываются всего лишь нелицеприятным сатирическим изображением такого явления, как наркомания и сопровождающих ее последствий деградации личности всякого наркомана. Умалчивать об этом явлении, поразившем наше общество, литература попросту уже не имеет права. Именно эту социальную и художественную задачу решает Б.Ширянов (К.Воробьев) в книге «Срединный пилотаж»» (л.д. 71-72).

Как следует из заключения искусствоведческо-лингвистической экспертизы от 27.01.2003 г., выполненной кандидатом философских наук, старшим научным сотрудником Института философии РАН Аронсоном О.В., «книга Баяна Ширянова «Срединный пилотаж» – это серия взаимосвязанных эпизодов из жизни наркоманов, которые выполнены как бы «изнутри», то есть описание жизни людей с наркотической зависимостью ведется от лица обобщенного лирического героя, который не отделен от этого сообщества, а является его представителем. Это накладывает на художественные средства автора определенные эстетические ограничения, поскольку описание ведется на языке самого сообщества наркозависимых людей, а значит, в тексте с неизбежностью присутствует характерный для этой группы жаргон, который может не быть понятен обыкновенному читателю, но без которого невозможен определенный момент реализма в описании. То же касается и двух основных вещей, которые наводят на мысль о порнографичности «Срединного пилотажа». Во-первых, это – ненормативная лексика, обширно используемая в тексте романа. Во-вторых, описание сцен сексуального характера». Эксперт считает, что «фактически, можно сказать, что даже бы у Баяна Ширянова и была сексуально-непристойная доминанта, то даже в этом случае его роман вряд ли возможно рассматривать как порнографию». «Однако дело в том, что «Срединный пилотаж» имеет совершенно иную доминанту. Роман посвящён состояниям, которые проживает и переживает его обобщённый разными персонажами лирический герой в наркотическом опьянении. А эти состояния в качестве одного из необходимых условий… включают сексуальное возбуждение. Таким образом, мат и секс в описании Ширянова… есть лишь часть более общего замысла, и их смысл выходит за рамки только сексуальных коннотаций». О.В. Аронсон приходит к заключению, что роман Баяна Ширянова «Срединный пилотаж» не является порнографическим (л.д. 80-83).

Из заключения судебной лингвистической экспертизы от 20.05.2003 г., выполненной доктором филологических наук, профессором, заведующим отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка РАН Барановым А.Н., следует, что в двух фрагментах (с.96-98 и с. 103 книги Б. Ширянова) «представлено порнографическое описание сексуальных отношений, поскольку наличествуют такие признаки порнографии, как «непристойность/циничность» и «натуралистичность». В двух других исследованных фрагментах (с.118-119 и с.259) «порнографического описания не обнаружено» (л.д. 132-138).

Эксперты пришли к трем различным выводам, в соответствии с которыми книга Баяна Ширянова (Воробьева К.Б.):

  • является порнографической (Погодин В.С.),
  • не является порнографической (Михайлов А.А., Аронсон О.В.),
  • содержит эпизоды порнографического характера (Переяслов Н., Баранов А.Н.).

Все эксперты указывают на отсутствие юридического определения порнографии и ориентируются на общепринятое понимание этого термина (взятое из энциклопедических и толковых словарей).

В объяснении от 03.09.2002 г. Воробьев К.Б. сообщил: «В моей книге имеются отдельные эротические моменты, органически входящие в нее и способствующие выполнению авторского замысла. Я стремился со всей неприглядностью показать ужасающие картины быта потребителей наркотиков» (л.д. 12). При допросе в качестве подозреваемого 22.11.2002 (л.д.63-64) и 09.06.2003 (л.д. 143-145) Воробьев К.Б. подтвердил сказанное ранее, назвав свою книгу «антинаркотической». На допросе 19.06.2003 в качестве обвиняемого он дал аналогичные показания (л.д.163-164).

Как следует из постановления суда, в связи с противоречивостью и неоднозначностью выводов экспертов суд счел необходимым назначение повторной экспертизы — психолого-лингвистической.

В процессе исследования была использована следующая

специальная литература:

  1. Белянин В.П. Психолингвистика – М.: Флинта-Наука, 2004.
  2. Большой толковый словарь русского языка. Под ред. С.А. Кузнецова. –СПб.: Норинт, 1998.
  3. Возможности производства судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста России. Под ред. Т.П. Москвиной. – М.: АНТИДОР, 2004.
  4. Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза: методическое руководство – Калуга, 1997.
  5. Информационное письмо от 17.04.1989г. № 12-4д 89 «О практике применения уголовного законодательства об ответственности за распространение порнографический предметов и произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости» — М.: «Типография прокуратуры Союза ССР», 1989.
  6. Кон И.С. Введение в сексологию: учебное пособие для студентов высших учебных заведений – М.: «Олимп», «ИНФРА-М», 1999.
  7. Краткая российская энциклопедия в 3 т. Сост. В.Н. Кареев – М.: «Большая российская энциклопедия», 2003. Т.2.
  8. Международный словарь непристойностей. Под ред. А.Н. Кохтева. АВИС-пресс, 1992.
  9. Методические рекомендации к статье 228 УК РСФСР по проведению искусствоведческих экспертиз фото-, кино-, телепродукции. Утверждены председателем Научного совета по проблемам философии, культуры и современным идеологическим течениям АН СССР В.В. Мшвениерадзе и директором Института киноискусства Госкино СССР А.М.Адамовичем. – М., 1988.
  • Рубакин Н.А. Психология читателя и книги – М.: «Книга», 1977.
  • Словарь иностранных слов – М.: «Русский язык», 1987.
  • Словарь русского языка в 4-х томах. Под ред. А.П. Евгеньевой. Изд. третье. – М., 1985 — 1988. Т. 1 — 4.
  • Современный контент-анализ. М., 2004.
  • Спивак Д.Л. Лингвистика измененных состояний сознания – М., 2003.
  • Толковый словарь русского языка. Под ред. Д.Н. Ушакова. – М., 1935 — 1940. Т. 1 — 4.
  • Холопова Е.Н., Лютая Н.В. Правовые основы комплексной психолого-искусствоведческой экспертизы порнографической продукции /Современное состояние и перспективы развития новых направлений судебных экспертиз в России и за рубежом – Калининград, 2003, -с.119-130.

ИССЛЕДОВАНИЕ

  1. На исследование объекты поступил в конверте из белой бумаги, заклеенном скотч-лентой с надписью «Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий». На конверте имеется надпись красителем синего цвета: «ВЕЩЕСТВЕННОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО по уголовному делу № 41435 КНИГА ВОРОБЬЕВА К.Б. (ПОД ПСЕВДОНИМОМ БАЯН ШИРЯНОВ) «СРЕДИННЫЙ ПИЛОТАЖ», «Не вскрывать», «№ 1896». Из конверта извлечена книга в картонной обложке черно-желтого цвета с иллюстрацией. На обложке надпись: «БАЯН ШИРЯНОВ», «СРЕДИННЫЙ ПИЛОТАЖ». Внизу имеется надпись более мелким шрифтом: «МИНИСТЕРСТВА ВСЕХ СТРАН ПРЕДУПРЕЖДАЮТ: ЧТЕНИЕ ОПАСНО ДЛЯ ВАШЕГО ЗДОРОВЬЯ». Выходные данные книги: Баян Ширянов. Срединный пилотаж. – М.: ZебраЕ, ЭКСМО, 2002. – 304 с. ISBN 5-94663-019-7. Тираж — 5000 экземпляров.

При проведении экспертизы для количественных измерений также использовался электронный текст (файл) данной книги, размещенный в Интернете по адресу: http://parker.paragraf.ru/SP/. При сверке данного файла с текстом книги значимых различий обнаружено не было.

  1. Понятие «порнография», которое часто употребляется не только в текстах искусствоведческой тематики, но и используется в законодательных актах, тем не менее не получило пока однозначного определения. В энциклопедических и толковых словарях понятие «порнография» трактуется как:
  • «непристойность, крайняя циничность в изображении чего-либо, связанного с половыми отношениями» [12, т. 3, с. 303];
  • «вульгарно-натуралистическое, непристойное изображение половой жизни в литературе…» [7, с. …..];
  • «соблазнительное изображение непристойных сцен для разжигания низменных инстинктов…» [11, с. ….].

 

По данным специальной литературы, посвященной проблемам порнографии в киноискусстве, основными признаками порнографии, которые можно – по аналогии – применить и к анализу других художественных текстов, являются:

  • натуралистическое (с физиологическими подробностями) изображение эротических сцен; механистичность и инструментальность при описании полового акта;
  • отсутствие описания психологических переживаний и чувств персонажей, вступающих в сексуальные отношения;
  • формальный или чисто условный характер сюжета, выполняющего функцию связывания отдельных сексуальных сцен и эпизодов;
  • отсутствие индивидуальных характеров у персонажей, которые выступают в качестве носителей сексуальных ролей и различаются особенностями темперамента;
  • отсутствие у текста художественной ценности (иные художественные задачи, кроме изображения полового контакта, в порнографическом тексте не решаются либо являются вторичными);
  • цель порнографического текста – вызвать сексуальное возбуждение у читателя [6, с. …; 9, с. …; 16, с. …].

При экспертном анализе литературных текстов большая часть этих критериев не может быть использована без существенных оговорок. Так, натурализм, бессюжетность, отсутствие психологизма и деиндивидуализация персонажей не являются исключительными качествами литературы порнографического жанра. Понятия вульгарности, непристойности и цинизма принадлежат к относительным оценочным категориям, которые варьируются в зависимости от культурного уровня и вкусов читателя. Оценка степени художественности беллетристических текстов вообще выходит за пределы компетенции психолого-лингвистической экспертизы и производится в рамках историко-искусствоведческих экспертных исследований [3, с. 447, 450].

Одна часть критериев, по которым оценивается порнографичность, имеет отношение к изучению авторского замысла текста (его целей и задач), другая часть – к исследованию читательского (зрительского) восприятия этого текста (вульгарность, непристойность, цинизм и т.д.). При этом, авторский замысел и читательское (зрительское) восприятие далеко не всегда совпадают. Поэтому ответ на вопрос о порнографичности содержания представленной на экспертизу книги по необходимости должен состоять из двух ответов – о характере авторского замысла (принадлежит ли текст книги к порнографической литературе по выбранной автором жанровой форме) и о характере читательского восприятия (относят ли читатели книгу или ее фрагменты к порнографическому жанру[1]).

Большинство определений понятия «порнография» сходятся в том, что целевой функцией (авторским замыслом) порнографического текста — как особого жанра литературы, живописи, кино- или фотопродукции — является разжигание у читателя (зрителя) «низменных инстинктов» [11, с. …], приведение читателя в состояние сексуального возбуждения. Такой текст должен быть «соблазнительным»[2], то есть выбранные автором для изображения фрагменты действительности должны выглядеть настолько привлекательно, чтобы вызывать у читателя (зрителя) желание включиться в изображенную действительность и стать участником происходящих там событий, в данном случае, сексуальных.

Расплывчатость понятия «порнография» и отсутствие его строгого определения предполагают, что для решения вопроса необходимо  преимущественное применение статистических и экспериментальных процедур, позволяющих проводить сопоставительные измерения при отсутствии формального описания сравниваемых объектов.

  1. Текст книги Баяна Ширянова был прочитан и проанализирован с помощью контент-аналитических, лингво-стилистических, лингво-статистических и психолингвистических методов.

Анализ содержания книги показывает, что единой сюжетной линии в ней не наблюдается; текст состоит из описания отдельных эпизодов из жизни наркоманов. Каждая новелла (автор называет свою книгу «романом в новеллах») представляет собой историю из жизни наркоманов, рассказанную от лица самих наркоманов. Персонажи (Шантор Червиц, Чевеид Снатайко, Клочкед, Семарь-Здрахарь, Блим Кололей, Навотно Стоечко и другие) появляются в этих новеллах периодически, в качестве главных или сквозных героев они не выделены.

В книге затронуты несколько тем (темы указаны в порядке убывания представленности в тексте):

  • употребление наркотиков (практически во всех новеллах);
  • описание состояния наркотического опьянения, в том числе галлюцинаций и фантазий (в новеллах «предвкушение вмазки», «голый под зонтиком», «джефффотосейшен», «человеки из коробок», «мир без глюков», «битлы в дизеле», «крейзи герл», «на костылях», «помоешные варианты», «друиды-дриады», «заморочка – 2-бис ебля малолеток под присмотром ГРУ», «цветные тараканы»);
  • поиск наркотиков («тазик из-под кровати», «ведро эхпедрина», «кому нужнее», «28 банок», «контрахроника», «контрахроника 2», «помоешные варианты», «кидала с лубянки», «братик заболел», «лихорадочные поиски дикорастущей конопли»);
  • приготовление наркотиков («наркоманы-пидорасы», «карточки», «резинка», «варка винта (железного)», «помоешные варианты»);
  • сокрытие наркотиков («шмон предков», «крейзи герл», «стремопатия», «полет мульки в окно»);
  • негативные моменты в жизни наркоманов: болезни, сопровождающие наркоманию («гепатит на соколинке»), отравление наркотиками («как я обосрался»), смерть («вырезка абсцесса (сказка, записанная в режиме real time)»), самоубийство («девиз — двигаться»);
  • секс («человеки из коробок», «наркоманы-пидорасы» (части: «вскрываемся. король», «дама», «джокер»), «заморочка – 2-бис ебля малолеток по присмотром ГРУ»);
  • элементы субкультуры наркоманов («винтовые приметы», «карточки», «памятник наркомании»);
  • привлечение «новичков» к употреблению наркотиков («евангелие от клочкеда», «евангелие от семаря-здрахаря»).

Количественный тематический анализ текста книги свидетельствует о том, что в ней преобладают темы, связанные с употреблением наркотиков и последствиями их употребления. Тема сексуальных отношений в тексте представлена, но не является доминирующей (жанрообразующей).

Для количественного измерения степени привлекательности изображенной в романе действительности был проведен статистический анализ ассоциативных связей у нескольких слов, служащих для обозначения самых общих мировоззренческих понятий. Для оценки были выбраны близкие по значению слова «жизнь», «мир» и «бытие». В тексте романа были зафиксированы все минимальные контексты их употребления (ближайшее словесное окружение). Затем были отобраны контекстные синонимы этих слов, то есть все другие слова, которые в таких же контекстах встречаются.

Контекстными синонимами к словам «мир», «жизнь» и «бытие» в тексте книги оказались такие слова, как «хуйня»[3], «мусор», «куча», «винт» (название наркотика), «халат», «чердак», «квартира», «комната», а также слова «организм», «тело», «глаз», «рука», «голова»[4].

Для сравнения контекстные синонимы к словам «мир», «жизнь» и «бытие» были получены по имеющейся в распоряжении экспертов электронной выборке центральных газет за 2003 год[5]. Слова в обоих полученных ассоциативных словарях были разделены на 3 класса: а) негативно окрашенная лексика, б) позитивно окрашенная лексика, в) нейтральная лексика. Отношение позитивно окрашенной лексики к негативно окрашенной в ассоциативном словаре, составленном по тексту книги, составило 1/2. Аналогичное отношение в выборке газетных текстов составило 5/4, то есть в газетных текстах наблюдаются значительно более позитивные ассоциации по отношению к изображенной действительности, чем в тексте книги.

В газетных текстах представлен более крупный масштаб пространственных ассоциаций. Жизнь ассоциируется в газете не с «квартирой», «комнатой» и «чердаком», а со «страной», «городом» и «ведомством». Ассоциативные связи слов «жизнь», «мир» и «бытие» со словами «мусор», «винт» и «организм» в газете отсутствуют. В ней наблюдаются ассоциации со словами «работа», «карьера», «бизнес», «судьба», «творчество», «здоровье». Жизнь ассоциируется в газетных текстах и с негативно окрашенной  лексикой («гибель», «страдание», «катастрофа», «война», «ущерб» и т.д.), но не в меньшей степени она вызывает и позитивные ассоциации («безопасность», «надежность», «тепло», «любовь», «счастье» и т.д.). Кроме того, в ассоциативный словарь к словам «жизнь», «мир» и «бытие», составленный по книге Баяна Ширянова, не попало ни одного слова, связанного с сексуальной тематикой, тогда как в словаре, составленном по выборке газетных текстов, такие слова имеются.

Получается, что изображенная в тексте книги действительность имеет более негативную окраску, чем в текстах центральных газет, хотя в них рассказывается не только об успехах и социальных достижениях, но и о войнах, катастрофах и терактах. Такой избыточно мрачный взгляд на вещи характерен для бытовых очерков, для критических произведений, он вряд ли может задаваться целями, характерным для порнографического жанра, то есть целями соблазнения читателя и привлечения его к плотским радостям.

Несоответствие исследуемого текста характерной для порнографических текстов жанровой цели позволяет сделать вывод о том, что в целом, со стороны авторского замысла, содержание книги Баяна Ширянова «Срединный пилотаж», по-видимому, является непорнографическим.

  1. В тексте книги есть фрагменты, посвященные описанию сцен сексуального характера. Эпизоды, в которых тема секса доминирует, имеются в следующих новеллах: «голый под зонтиком» (с.14-29), «человеки из коробок…» (с. 77-83), «мир без глюков» (с.104-112), «евангелие от семаря-здрахаря» (с. 115-123), «крейзи герл» (с.136-165), «вскрываемся. король» (с.96-97), «дама» (с.97-98), «джокер» (с.102-103)), «заморочка – 2-бис ебля малолеток по присмотром ГРУ» (с.166-179).

В книге описываются сексуальные действия различного характера:

— гетеросексуальные половые акты:

«… твое тело, распертое внечеловеческой энергией, чистой, как сперма младенца, лихорадочно впердоливало свой хуй во все доступные отверстия Лизки Полотеррр, от чего та визжала как будто ее ебал полк гусар-гоплитов. Но к исходу утра энергия куда-то в пизду, и именно туда, судя по всем внешним и внутренним показателям, подевалась, и теперь твой гордый некогда хуище молчаливо обвис распаренным грибком. Но ебаться тебе все равно хочется. (стр. 166)

— гомосексуальные половые акты:

«Никогда до сих пор Шантор Червиц не видел голубой порнухи. <…> Но сейчас, прильнув к щели, он с молчаливым злорадством рассматривал как двое Детин лежат на диване в позе 69 и сосут, закатывая глаза и похрюкивая от удовольствия, друг у друга хуи. (стр. 103)

— мастурбация:

«…Девушка засучила ногами, схватилась обеими руками за промежность. <…> Вскоре деваха вообще легла на скамейку, приподняла свой джинсовый сарафан и, не снимая трусов, принялась яростно дрочить секель.

Чевеид Снатайко ошалел от такого зрелища. <…>  К моменту, когда Чевеид Снатайко созрел, девушка прекратила дрочить и недвижимо застыла плашмя на досках». (стр. 147-148)

— оральный секс:

«Спонсор повалился навзничь на диван и прохрипел:

— Минет!..

Красавица сразу же начала стягивать с него штаны.

Спонсор несколько первых минут великолепного, судя по звукам, сосания его хуя смотрел на Шантора Червица, но тот лежал недвижим, и вскоре Спонсор расслабился, начал постанывать и, наконец, видимо кончив, заорал во всю глотку. Красавица забулькала, закашлялась, видимо, захлебнувшись обильной кончиной». (стр. 96-97).

— групповой секс:

«И вот, Лизка Полотеррр присоединяется к вашей паре. Она начинает вылизывать анус малолетки. Ты ебешь, Лизка Полотеррр лижет». (стр. 170).

«Ага! Самцы, понимаешь ты. <…> может, она поебется с ними? Ты настраиваешься на мальчиков. Вот один ебет Ленку в пизду, другой в жопу, третий тычет своим хуем в рот девочки. <…>» (стр. 170)

«Ты ласково вводишь по хую в пизды девок. Ебешь их. Представляя, что их клиторы — это вишенки, а ты страшным дивайсом выковыриваешь из них косточки, что сопровождается электрическими разрядами в тысячи вольт. Матки девиц начинают осциллировать, выворачиваясь наизнанку несколько раз в секунду». (стр. 167–178)

— половой акт с несовершеннолетней девочкой:

«И вот он! Она! Объект для ебания. Субъектица. Юная. Но вполне зрелая. Она носится с совершенными малолетками: На вид ей можно дать все шестнадцать.

<…> Что ж… Пора и начать. Но ты чуток медлишь, предвкушая начало, средину и возможный конец ебания этой великовозрастной малолетки. Но хватит медлить!

«И в апофеоз этой таски ты сажаешь ее на колени и медленно-медленно вводишь свой восставший хуй в узенькую безволосую пизду девочки…» (стр. 167-178)

Кроме того, особенностью анализируемого текста является наличие в нём нецензурной (бранной, ненормативной) лексики, причем бóльшая часть нецензурных словоупотреблений так или иначе связана с половым актом и сексуальным поведением:

блядища-наркоманка, блядский, блядь, выебать, ебать, ебаться, ебаться-миловаться, ебало, ебануться, ебаный, ебательный, ебёныть, ебический, ебок, ебля, ебливый, ебошат, ебучий, ебучуять,  заёб, заёбать, заебаться, заебатейший, заебись, наркоман-пидорас, нехуя, охуел, охуенный, охуительно, пидор, пизда, пиздатый, пиздатее, пиздато, пиздато-заебатый, пиздеть, пиздец, пиздить, пиздык, пиздюлина, поебаный, похуеть, спезднуть, съебать, хер, хуёвина, хуёво, хуёвый, хуесосание, хуета,  хуила, хуище, хуй, хуйня, хули, хуюк.

Для изучения читательского восприятия в рамках настоящего исследования был проведен эксперимент по оценке одной из новелл с помощью опроса респондентов. В качестве объекта для детального исследования была выбрана новелла, содержащая наибольшее количество сцен сексуального характера — «заморочка – 2-бис ебля малолеток под присмотром ГРУ».

Данная новелла была предложена для прочтения 50 респондентам (26 женщинам и 24 мужчинам). Выборку составили:

Перед респондентами были поставлены вопросы:

  1. Вызывает ли у вас представленный текст сексуальное возбуждение, или смог бы этот текст вызвать у вас сексуальное возбуждение?
  2. У кого этот текст может вызвать сексуальное возбуждение?
  3. Как вы считаете, является ли этот текст порнографическим?

Результаты опроса.

На первый вопрос 10 респондентов ответили положительно, 40 респондентов – отрицательно, то есть тех, кто считает, что предъявленный текст не вызывает сексуального возбуждения, оказалось в 4 раза больше.

Отвечая на второй вопрос, большинство респондентов подчеркнуло неполноценность (по сравнению с собой) читателя, у которого предъявленный текст может вызвать сексуальное возбуждение:

У извращенцев или лиц с уголовным прошлым и определенной лексикой.

У подростка-птушника, захлестнутого гормональной бурей.

У человека, у которого сексуальное возбуждение вызывает даже слово «кирпич».

У гиперсексуального подростка.

У дебиловатого подростка.

У тех, кто сможет отождествить себя с героями, у людей мазохисткого склада, любителей острых ощущений.

У людей, склонных к вуайеризму.

У людей с нарушениями.

У психически нездоровых людей.

У наркоманов.

У больных.

У каких-то извращенцев, одержимых идеей психотропной войны.

У людей, возбуждающихся от ненормативной лексики, грубости, у склонных к садомазохизму.

Отвечая на вопрос о том, является ли текст порнографическим, половина респондентов (25 ответов из 50) ответила положительно, 21 респондент ответил отрицательно, 4 респондента ответили – «не знаю».

Развернутые ответы респондентов на третий вопрос были обработаны методом контент-анализа (путём подсчёта частоты единиц анализа по выделенным категориям). Использованные респондентами более одного раза критерии порнографичности образовали 7 категорий:

1) непристойность – нецензурность, аморальность, наличие непристойных подробностей;

2) направленность на возбуждение  – направленность произведения на то, чтобы вызвать у читателя половое возбуждение;

3) обсценность – наличие грубой, «низкой», обсценной лексики (в том числе, мата) при описании половых органов и полового акта;

4) реалистичность – соответствие описанных сцен анатомическим параметрам и возможностям человеческого организма;

5) эстетичность – оценка текста как «приятного — неприятного», «красивого — некрасивого».

6) физиологические подробности – наличие детального описания половых органов и полового акта;

7) агрессивность – наличие в тексте сцен жестокости, агрессии, насилия.

Респонденты, которые дали развёрнутые ответы на третий вопрос, использовали некоторые из категорий как в качестве критериев наличия порнографии в тексте, так и в качестве критериев её отсутствия. Полученные числовые данные приведены в таблице:

Категории Число упоминаний

 

Число упоминаний  как признака

порнографии

Число упоминаний как признака отсутствия

порнографии

Непристойность 8 5 3
Направленность на возбуждение 7 7 0
Обсценность 6 3 3
Реалистичность 6 5 1
Эстетичность 5 2 3
Физиологические подробности 4 4 0
Агрессивность 3 1 2

Анализ полученных данных позволяет говорить о том, что понятие порнографии, будучи недостаточно определенным в научной литературе, в сознании респондентов (отражающем обыденные представления) также является расплывчатым.

Так, одни респонденты считают, что наличие обсценной и нецензурной лексики может свидетельствовать в пользу порнографии, другие придерживаются противоположного мнения (считают, например, что порнографический текст не может содержать мата). Эстетичность тоже является для одних респондентов признаком порнографического текста, для других — признаком отсутствия порнографии; для некоторых респондентов признаком порнографии является некрасивость описания сексуальных сцен. Ответы респондентов оказались в значительной степени согласованными только по критериям «физиологические подробности», «реалистичность» и «направленность на возбуждение». При этом для многих респондентов целевая функция порнографического текста (направленность на сексуальное возбуждение) не является обязательной, о чем можно судить по игнорированию этого критерия.

Отрицая принадлежность предъявленного фрагмента к порнографической литературе, некоторые респонденты акцентируют его низкие художественные достоинства и вторичность:

Конечно, нет, это не порнография! Это можно назвать чем угодно: безвкусицей, аморальщиной, безхудожественным и безыдейным произведением, но никак не порнографией.

Это не порно. Это глупость, подражание Берроузу, Кортасару или Хантеру Томасу, Миллеру, Керуаку, Буковскому. Все же, что написано Баяном – подражание, имитация, причем очень низкого качества, он сохранил форму, но потерял суть.

Это вульгарщина, но не порнография. «Тема секса не раскрыта» — шутка с долей правды.

Текст… пошлый и сальный с моментами фантастики.

Не настаивая на квалификации данного фрагмента как порнографического, некоторые респонденты говорят о том, что текст вызывает у них дурные чувства и его распространение должно быть ограничено:

Текст является порнографическим или каким-то другим, который нужно ограничить цензурой.

Ужас! Текст не вызывает умилительного отношения к женщине, а скорее настраивает агрессивно по отношению к ней. <…> Следовательно, этот текст никак нельзя назвать эротическим. А, значит, он ближе к порнографии. Примитивный, злобный, агрессивный. Это мои ОЩУЩЕНИЯ от текста.

А по автору психиатрическая лечебница плачет.

В целом результаты опроса показывают, что в книге Баяна Ширянова есть фрагменты, которые воспринимаются частью респондентов (читателей) как порнографические.

С позиций библиопсихологии [1; 10], изучающей воздействие текста на читателя, книги, которые вызывают такое неоднозначное восприятие, не рекомендуются для общего доступа и свободного распространения. На неискушенного читателя, особенно молодого, они  могут оказать непредусмотренное автором и издателями воздействие, в том числе, вредное.

Таким образом, на основании проведенного исследования комиссия пришла к заключению, что содержание книги Воробьева К.Б. (псевдоним Баян Ширянов) «Срединный пилотаж», вероятно, не является порнографическим, поскольку посвящено иной (несексуальной) тематике. Кроме того, избранный автором способ изображения действительности является слишком мрачным и непривлекательным, чтобы быть ориентированным на сексуальное возбуждение читателя. В рамках психолого-лингвистической экспертизы вывод не может быть сделан в категорической форме из-за неопределенности критериев порнографии применительно к художественным текстам.

В тексте книги имеются фрагменты, содержащие описание сексуальных сцен (с использованием большого количества нецензурных слов и выражений), которые воспринимаются частью читателей как порнографические, о чем свидетельствуют результаты опроса респондентов.

ВЫВОДЫ

Содержание книги Воробьева К.Б. (псевдоним – Баян Ширянов) «Срединный пилотаж» Целиком и полностью порнографическим не является. Однако отдельные фрагменты этой книги содержат описание сцен сексуальных отношений, могут восприниматься читателями как порнографические.

Эксперты:                                                                         В.П. Белянин

Т.С.

А.С.

А.Ц.

[1] ЖАНР: Род произведений в пределах какого-н. искусства, отличающийся особыми, только ему свойственными сюжетными, стилистическими признаками. [15, т. 1, с. 845-846; 12, т. 1, с. 472].

[2] СОБЛАЗНИТЕЛЬНЫЙ: 1. Являющийся соблазном, вводящий в соблазн, развращающий (книжн.). 2. Завлекающий, возбуждающий желание подражать, соблазняющий что-н. сделать. 3. Привлекательный, возбуждающий чувственное желание. 4. Заманчивый, прельщающий. [15, т. 4, с. 331]. См. также [12, т. 4, с. 169; 2, с. 1224].

[3] ХУЙНЯ: 1.bullshit, nonsense. 2. crap, junk [8, с. 26].

В число контекстных синонимов к слову «хуйня» из текста книги входят не только слова «жизнь», «мир» и «бытие», но также слова «правда», «правило», «дело», «факт», «история», «время», «существо». То есть не только жизнь, но и другие общие понятия в тексте романа обесцениваются и ассоциируются с ‘nonsense’ (‘чепухой’).

[4] По-видимому, превалирование конкретных ассоциаций связано с ограниченностью восприятия и может объясняться сосредоточенностью больных наркозависимостью людей, от лица которых в романе ведется изложение, на физиологических проявлениях своего организма.

[5] Корпус газетных текстов был выбран для сравнительного анализа по причине того, что в газетных текстах максимально полно представлены понятия и слова, отражающие восприятие действительности не отдельными писателями, а широкой общественностью.

Psychology, psychological help, psychotherapy, registered psychotherapist, depression, anxiety, panic attacks, MVA, anger management, online therapy, consulting, Canada, Toronto, Russian, Психология, психологическая помощь, психотерапия, психотерапевт, депрессия, тревожность, панические атаки , проявление гнева, насилие, консультирование, коучинг, скайп, онлайн, Канада, Торонто, русский язык, английский язык, когнитивная терапия, НЛП, медитация, психолингвистика.